105-летие со дня рождения астрофизика Иосифа Шкловского

01.07.2021

Сегодня мы вспоминаем Иосифа Шкловского — астрофизика с мировым именем, главу влиятельной научной школы, автора более двухсот статей и множества книг. За пределами научного мира его знают как автора книги «Вселенная, Жизнь, Разум» о возможности существования разумной жизни за пределами Земли.

В своем сборнике рассказов «Эшелон» Иосиф Шкловский писал, что попал в науку случайно, а по призванию был художником-портретистом. С детства он рисовал, занимался «художническими занятиями». Окончив школу, работал десятником на строительстве Байкало-Амурской Магистрали. Уже тогда он мечтал стать физиком-теоретиком, но «судьба бросила» в астрономию. В 1933 г. он поступил на физико-математический факультет Владивостокского университета, а через 2 года перешел на физический факультет МГУ. Учеба, по воспоминаниям, давалась ему легко. В 1938 г. Шкловского приняли в аспирантуру на кафедру астрофизики в Государственный астрономический институт им. П. К. Штернберга при МГУ, и вся дальнейшая научная жизнь Иосифа Самуиловича была связана с ним.

В 1941 году Шкловского вместе со студентами-физиками эвакуировали в Ашхабад. Вспоминая эвакуацию в рассказе «Эшелон» из одноименного сборника, он поделился историей. В их вагоне- «теплушке» был тихий двадцатилетний студент, которому Шкловский, по его просьбе, дал почитать «что-нибудь по физике» — сложную книгу Гайтлера «Квантовая теория излучения», в которой сам он, аспирант, разобраться не смог. Но студент эту книгу прочитал, проработал и вернул с благодарностью. В конце 1944 года Шкловский услышал о «совершенно необыкновенном аспиранте», который появился у Н.Н. Тамма. Это был тот самый студент из «теплушки» и звали его Андрей Сахаров.

После ашхабадской эвакуации Шкловский поехал в Свердловск, оттуда, в 1943 г. — в Москву.

В первое послевоенное лето Шкловский участвовал в экспедиции по наблюдению полного солнечного затмения в Рыбинске. А в 1947 г. отправился в экспедицию в Бразилию для наблюдения полного солнечного затмения 20 мая, во время которой участники провели важные радиоастрономические наблюдения.

Но в остальном, вспоминал Шкловский, жизнь в первые послевоенные годы казалась безрадостной, и он уходил от нее, погружаясь в науку. В эти годы происходила вторая революция в астрономии, подарившая ему ощущение первооткрывателя. И большую роль в своих научных успехах Иосиф Самуилович отводил детскому увлечению художественной литературой:

«Глубоко убеждён, что без детских грез за чтением “Всемирного следопыта”, Лондона и Стивенсона я никогда не сделал бы в науке того, что сделал. В этой самой науке я был странной смесью художника и конкистадора. Такое сочетание возможно, наверное, только в эпоху ломки привычных, устоявшихся представлений и замены их новыми. Сейчас такой стиль работы уже невозможен».

С этих пор Иосиф Самуилович написал немало значительных работ. Он создал научную школу всеволновой эволюционной астрофизики, среди его учеников два члена-корреспондента, десять докторов и десятки кандидатов наук. Он является автором современной теории солнечной короны и ряда основополагающих работ по астрофизике. Будучи признанным специалистом, Шкловский участвовал в конференциях в СССР, после 1965 г. побывал в Праге с лекциями в Онджеевской обсерватории, а после избрания в Академию наук в 1966 г. еще два раза бывал в Чехии, несколько раз посещал Францию и США.

Широкому кругу читателей Шкловский известен как автор книги «Вселенная, жизнь, разум» о возможности существования разумной жизни во Вселенной. Написать ее Иосиф Самуилович предложил в 1961 году на собрании в Институте прикладной математики. Тогда президент АН СССР М.В. Келдыш предложил ученым отметить новыми научными изданиями грядущее пятилетие со дня запуска первого советского спутника. Получившаяся работа затрагивала, помимо астрономических тем, множество других, были в ней и молекулярно-биологические, и футурологические главы. Каждую из них автор снабдил стихотворными эпиграфами. Таким образом, книга объединяла и научные данные об устройстве Вселенной, и фантазии о будущем. Первый же тираж книги — 50 000 экземпляров — разошелся за несколько часов, она выдержала более пяти изданий и переводилась на иностранные языки. В предисловии к пятому изданию Шкловский признал, что писал книгу в атмосфере всеобщего «подросткового оптимизма» в отношении возможностей науки, когда мысль человека опережала его реальные возможности, но вместе с тем служила «путеводной звездой, указывающей на новые цели и проблемы». Время показало, что исследуемая проблема гораздо более комплексная, чем представлялась раньше, и требует внимания ученых, представляющих множество направлений науки. Последующие издания перерабатывались в соответствии с меняющейся точкой зрения автора. Наука развивается стремительно, стремительно устаревают и знания, да и сам Шкловский сомневался в том, что мы во Вселенной можем быть не одни. И все-таки его книга интересна до сих пор, ведь, как он сам заметил, и сама проблема существования разумной жизни так же стара, как вся человеческая культура.

Коллеги вспоминают Шкловского как человека, с одной стороны, серьезного и основательного, с вниманием и заботой вырастившего многих специалистов, а, с другой, невероятно остроумного, ироничного, порою даже саркастичного, и не боявшегося открыто высказывать свою точку зрения. В этом можно убедиться, прочитав воспоминания Шкловского — книгу «Эшелон», которую он писал на исходе жизни, в 1981–82 году. В ней собраны его рассказы об экспедициях и поездках, эпизодах его научной карьеры, забавных и интересных случаях из жизни, представляется занимательная картина советской науки и, в целом, эпохи, в которой Иосифу Самуиловичу довелось жить.

Выступление Иосифа Самуиловича Шкловского об обнаружении прямым методом межзвездных магнитных полей
Запись 1962 г.
Арх. № ф.1 ед. уч. № 10169

Время звучания: 
3 мин. 12 сек.